Генадзь Аўласенка з тых пісьменнікаў, якіх не палохаюць ніякія крызісы — ні эканамічныя, ні духоўныя. Сельскі настаўнік, які многія гады выкладае біялогію ў розных школах Чэрвеньшчыны, ён яшчэ піша вершы, п’есы, апавяданні... І галоўнае — вельмі шмат піша для дзяцей. Творы Генадзя Аўласенкі часта друкуюцца — літаральна ва ўсіх дзіцячых газетах і часопісах краіны, ды і ў часопісах “Маладосць”, “Полымя”, у газеце “Літаратура і мастацтва”... (Кастусь Ладуцька "Адкуль прыходзяць казкі?")

...Надзяваючы акуляры, Вольга думала толькі пра цемру, якая панавала навокал, праз якую яна ніяк не магла разгледзіць твары сваіх нечаканых суразмоўцаў. Асвятляльныя гэтыя акуляры павінны былі даць ёй такую магчымасць...яна гатовая была нават да таго, што рукі падлеткаў будуць па локаць у крыві, што нават твары дзяцей зменяцца да непазнавальнасці, скрыўленныя злымі, звярынымі нават грымасамі...Але да таго, што яна ўбачыла, Вольга не была гатовая. Зусім нават не была... ("Акуляры")
hline

Удивительные приключения маленького Ветерка из Вентилятора


                  Глава 1. И первое наше знакомство с маленьким Ветерком из Вентилятора 

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был… ветер. Точнее, не совсем ещё ветер, а ещё точнее, и совсем даже не ветер, а так… Ветерок.
Ветерок этот был очень маленьким, даже крошечным. Единственное, что умел делать наш Ветерок — это играть с детишками, мальчиками и девочками из старшей группы детского садика № 5.
Работа у Ветерка была интересная и совсем даже нетрудная. Ветерку нравилось резвиться со своими ребятами—дошколятами, а ребятам—дошколятам тоже нравился Ветерок, ведь он был такой ласковый, мягкий и ничуточки не холодный. Не то, что мокрые и промозглые осенние ветра или злой и ледяной зимний ветер! Их ребятишки не любили и даже побаивались немного. Был, правда, в том царстве—государстве ещё и тёплый Летний ветер, но он, этот ветер, был таким озорником и очень уж любил подхватывать пригоршнями пыль на улицах, а после швырять её прямо в лица прохожих. Их маленький Ветерок никогда не позволял себе такое.
Ветерок резвился и играл с ребятишками до тех самых пор, пока строгая Тётя Воспитательница не смотрела на часы и не выключала вентилятор. Ах да, я и забыл сказать, что наш Ветерок жил в Вентиляторе, в самой его середине, в крошечной и тёмной комнатке, или, скорее, коморке. Ветерок очень не любил сидеть там, но когда Вентилятор выключали, ему волей—неволей приходилось забираться в свою коморку и проводить там всё свободное время в ничегонеделании и отчаянной скуке.
В такие часы маленький Ветерок немного завидовал своим большим и сильным собратьям—ветрам, свободно разгуливающим прямо за окнами детского садика № 5. Ведь они делали только то, что им нравилось, и ни от кого ни капельки не зависели. Наш Ветерок мечтал поскорее вырасти и тоже ни от кого не зависеть. Ему так хотелось летать над лесами и полями, расчёсывать зелёным деревьям их взлохмаченные причёски, играть в убегалки—догонялки с маленькими серебристыми облачками, безмятежно плывущими по небу, раздувать белые паруса фрегатов и бригантин… да разве мало можно найти дел и занятий по душе! Но, с другой стороны, как я уже говорил, наш маленький Ветерок очень любил своих ребят—дошколят и ни за что на свете не захотел бы огорчить их внезапным своим исчезновением. Ветерку всегда нравилось играть с ребятишками… жаль только, что строгая Тётя Воспитательница всякий раз выключала Вентилятор слишком рано.
Больше всего на свете маленький Ветерок не любил субботние и воскресные дни. Ребятишки в эти дни оставались дома, со своими папами и мамами, дедушками и бабушками, старшими братишками и сестрёнками. В детском садике № 5 было пусто и скучно, Вентилятор, конечно же, никто не включал и наш Ветерок, сидя одиноко в маленькой и тёмной своей коморке, никак не мог дождаться понедельника, а потому скучал ещё сильнее обычного. Так продолжалось месяц, два месяца, даже три месяца… пока однажды не случилось вот что…

                   Глава 2. О том, что же такое случилось однажды в пятницу и субботу

Однажды в пятницу Тётя Воспитательница, как обычно, включила Вентилятор. Старик—Вентилятор, тоже как обычно, сразу же зажужжал и завертелся. По этому условному сигналу обрадованный Ветерок тотчас же вылетел из тесной своей коморки на волю.
Дети ужасно обрадовались своему Ветерку, запрыгали, загалдели, потом у них началась обычная весёлая игра в обдувалки—убегалки—догонялки. Но, не успели они наиграться, как следует, вдруг где—то что—то перегорело, и ток в электрических проводах пропал, будто его и не было вовсе.
Тётя Воспитательница, конечно же, очень огорчилась, и все дети тоже очень огорчились, но больше всех огорчился, разумеется, сам Ветерок. Ведь ему, лишь только Вентилятор перестал жужжать и вертеться, пришлось вновь возвращаться в тесную и тёмную свою коморку, так и не наигравшись, вдоволь. А впереди было ещё два очень длинных и очень скучных выходных дня… при одной только мысли о том, что провести их придётся взаперти и в полном одиночестве, Ветерку стало очень и очень грустно.
Единственный, кто совсем не огорчился исчезновением электрического тока, был старый Вентилятор. Обрадованный уже тем, что крутить и жужжать больше не надо, Вентилятор потянулся, зевнул и тотчас же задремал.
Потом ребятишки стали расходиться по домам, и Тётя Воспитательница тоже ушла домой, ушла и другая тётя, её помощница. И никто из них даже не вспомнил о том, что надо выключить Вентилятор. Вот почему рано утром в субботу, когда в проводах снова появился электрический ток, Вентилятор встрепенулся и вновь заработал, то есть, принялся жужжать и вертеться сам по себе.
Обрадованный Ветерок, услышав такое знакомое жужжание, кубарем выкатился наружу, выкатился и… только разочарованно огляделся по сторонам.
В комнате было пусто. Совсем пусто.
Нет, в ней, конечно же, по—прежнему находились игрушки, огромное количество игрушек: плюшевые мишки и поролоновые обезьянки, игрушечные автомобильчики и куклы всевозможных размеров, а ещё мячики, кубики, скакалки и всё такое прочее… Но всё равно, это было совсем даже не то, и нашему Ветерку очень скоро надоело без всякого толку кружить в полном одиночестве по такой пустой и непривычно большой комнате. Но возвратиться назад, в маленькую, тёмную свою коморку, он тоже не желал… впрочем, если бы и желал — всё равно не смог бы этого сделать. Вентилятор всё жужжал и вертелся, и выключить его было, конечно же, совершенно некому.
В это время хлопнула оконная форточка, хлопнула и тут же распахнулась настежь. Это, пролетая мимо садика, в комнату заглянул весёлый озорник, тёплый Летний Ветер.
— Привет, малыш! — звонко крикнул он Ветерку. — Ты что тут делаешь?
— Скучаю! — грустно ответил Ветерок, и это было правдой. — Хорошо тебе, ты, наверное, никогда не скучаешь!
— Да, мне некогда скучать! — охотно согласился с ним Летний ветер. — У меня слишком много разных дел! И вообще, пока, малыш! Мне пора!
— Подожди, не улетай! — взмолился Ветерок, вплотную подлетая к окну. — С тобой так интересно разговаривать! Побудь ещё немного, а если хочешь — мы можем поиграть во что—нибудь!
— Ты извини, малыш, — вздохнул Летний ветер, — но я и в самом деле очень спешу! Я несу тучки на поля, там уже почти три недели не выпало ни единой капли дождя. Впрочем, — он оживился, — если ты не против, я могу взять тебя с собой! По пути мы наговоримся и наиграемся вдосталь! Ну что, летим?
— Нет, я не могу! — сказал Ветерок, растерянно поглядывая в сторону Вентилятора. — Я ещё никогда не вылетал из этой комнаты, и вообще, не отлетал далеко от Вентилятора. Да он и не отпустит меня с тобой! Он очень строгий и принци… принци…
— Принципиальный! — проворчал Вентилятор, краем уха прислушиваясь к их беседе. Потом он помолчал немного и добавил с гордостью: — Да, я такой!
— Всё это чепуха! — уверенно заявил Летний ветер. — Дай—ка мне руку, малыш, и держись покрепче!
Маленький Ветерок осторожно просунул руку в форточку… и в следующее мгновение был уже на улице! Он первый раз в жизни попал на улицу, и потому сразу же замер на месте, растерянно озираясь по сторонам. Улица была прекрасной, она оказалась даже лучше, чем виделась Ветерку с той стороны окна.
Вот бабочка влетела нечаянно прямо в нашего Ветерка, и он осторожно поддержал её пальцами за яркие нежные крылышки. Потом Ветерок обнаружил на земле два маленьких пёстрых пёрышка, мигом подхватил их и понёс вдоль улицы, то поднимая выше крыш и деревьев, то опуская почти до самой травы.
— Летим, Ветерок! — нетерпеливо крикнул малышу Летний ветер. — Успеешь ещё наиграться!
— А как же мои ребятишки! — вспомнил вдруг Ветерок и даже остановился. — Им же без меня скучно будет!
— Ничего! — Летний ветер по приятельски подмигнул Ветерку. — Полетаешь со мной, а потом вновь вернёшься к своим ребятишкам!
И Ветерок сразу успокоился. Ведь у него в запасе ещё целых два дня и две ночи. Ветерок только решил хорошенько запоминать дорогу, чтобы не заплутаться на обратном пути. Ну а старик—Вентилятор поворчит—поворчит, да и перестанет, он, вообще—то, не злой.
На всякий случай Ветерок решил попрощаться со стариком перед предстоящим путешествием.
— Я вернусь! — крикнул он, вновь подлетая к окну. — Честное ветерковое, вернусь! Завтра к вечеру прилечу обратно! Не сердитесь, пожалуйста, и не обижайтесь!
Последние свои слова маленький Ветерок прокричал, уже летя изо всех своих силёнок вслед за Летним ветром. Силёнок, правда, у него было ещё маловато.

            Глава 3. В которой наш маленький Ветерок видит много нового и интересного

— Садись на мою ладонь, малыш! — крикнул, не оборачиваясь, Летний ветер. — Садись, мне не будет тяжело!
Ветерок и сам понимал, что ему ни за что не угнаться за Летним ветром. Поэтому он не стал спорить и быстренько вскарабкался на широкую, тёплую ладонь своего нового друга.
— Держись крепче, малыш! — весело крикнул Летний ветер, и они помчались вверх, туда, где чёрные мохнатые тучи, потеряв всяческое терпение, начали уже потихонечку разбредаться по небу в разные стороны. Летний ветер мигом навёл среди них надлежащий порядок, вновь собрал всех вместе и тучи, устрашающе пыхтя и громыхая, медленно потянулись в сторону иссохших от зноя полей, лугов и пастбищ
А в это самое время в пустой комнате детского садика № 5 обиженный до самой глубины души Вентилятор пожужжал ещё немного для приличия и затих. Ибо жужжать и вертеться без ветерка вентилятору не полагается.
Долго летал наш маленький Ветерок вместе с весёлым Летним ветром. Они вдоволь напоили дождевой водой иссохшие от зноя поля и луга, потом вместе раскрутили крылья старой ветряной мельницы, которую наш Ветерок принял вначале за какой—то невиданно огромный вентилятор и хотел с ней поздороваться. Поняв свою ошибку, он ничуть не огорчился, а, улучив момент, прокатился на скрипучем тяжеленном крыле мельницы как на карусели.
Наконец Летний ветер предложил Ветерку слетать вместе с ним к морю, и Ветерок с радостью согласился. Он никогда в жизни не видел моря и, увидев его, пришёл в такой восторг, что чуть было не свалился в воду. Хорошо ещё, что Летний ветер был начеку и успел вовремя подхватить малыша.
— Ну, что? — спросил он Ветерка, поднимая его повыше. — Нравится тебе море?
— Ещё бы! — восторженно воскликнул Ветерок. — Оно такое… такое… А что мы тут будем делать?
— Для начала поиграем с волнами! Смотри!
И Летний ветер ловко подхватил самую большую волну и, быстро—быстро перебирая пальцами, понёс её прямо на берег.
— Смотри, Ветерок, смотри! Р—р—р—а—а—а—з—з!
И волна с оглушительным грохотом раскололась о прибрежный песок, взметнув к небу миллионы и миллиарды мелких, ослепительно сверкающих брызг
— Ну, как?!
— Здорово! — восторженно завопил Ветерок. — Я тоже так хочу!
И он тут же попытался ухватить следующую набегавшую волну за шиворот… попытался, но ничегошеньки у него не вышло. Волна неожиданно оказалась очень тяжёлой, исключительно мокрой и, что самое неприятное, горько—солёной на вкус. А ещё нехорошая эта волна очень плохо себя вела. Она всё время норовила выскользнуть из неокрепших ещё ручонок малыша, и, протащив её, а вернее, проехав на ней всего несколько метров, Ветерок почувствовал, что очень и очень устал. Тогда он махнул рукой на упрямую эту волну, отпустил её восвояси и, взлетев чуть повыше, принялся сбивать белые барашки пены с крутых гребней пробегающих мимо волн. Это оказалось куда интереснее, и наш маленький Ветерок так увлёкся, что совершенно не заметил, как солнце опустилось за море, и наступил вечер.
— Давай спать! — предложил Летний ветер, потягиваясь и зевая. — А завтра с утра полетим обратно.
Ветерок тоже устал и хотел спать, но он совершенно не представлял, как и на чём можно улечься спать, когда кругом только вода и, притом, столько воды сразу. Но Летний ветер быстро и ловко соорудил из проплывающих мимо облаков две кровати: одну огромную, для себя, другую же — совершенно крохотную, для своего маленького друга. Потом они забрались каждый в свою кровать и, пожелав друг другу спокойной ночи, крепко уснули.