Генадзь Аўласенка з тых пісьменнікаў, якіх не палохаюць ніякія крызісы — ні эканамічныя, ні духоўныя. Сельскі настаўнік, які многія гады выкладае біялогію ў розных школах Чэрвеньшчыны, ён яшчэ піша вершы, п’есы, апавяданні... І галоўнае — вельмі шмат піша для дзяцей. Творы Генадзя Аўласенкі часта друкуюцца — літаральна ва ўсіх дзіцячых газетах і часопісах краіны, ды і ў часопісах “Маладосць”, “Полымя”, у газеце “Літаратура і мастацтва”... (Кастусь Ладуцька "Адкуль прыходзяць казкі?")

...Надзяваючы акуляры, Вольга думала толькі пра цемру, якая панавала навокал, праз якую яна ніяк не магла разгледзіць твары сваіх нечаканых суразмоўцаў. Асвятляльныя гэтыя акуляры павінны былі даць ёй такую магчымасць...яна гатовая была нават да таго, што рукі падлеткаў будуць па локаць у крыві, што нават твары дзяцей зменяцца да непазнавальнасці, скрыўленныя злымі, звярынымі нават грымасамі...Але да таго, што яна ўбачыла, Вольга не была гатовая. Зусім нават не была... ("Акуляры")

Критика в «ЛіМе»: ветхая и агрессивная

Вопрос – чем отличается критика от рецензии? – ранее задавался не из праздного интереса. Следует понимать, что понятие критика несколько шире, чем рецензия. Это следует хотя бы из их происхождения: критика — kritike (греч.) – искусство разбирать, судить; рецензия – recensio (лат.) – рассмотрение.

Раздел «Критика» в «ЛіМе» № 12 от 23 марта 2012 года представлен целым разворотом. Вере Ляшук отведена страница на описание предпочтений Нины Матяш, которая создала сборник «…І дзяліцца праўдай сваёй». Конечно, можно было обойтись, представляя и рекламируя этот сборник, тем абзацем, который выделен жирным шрифтом. Ну и приписать вот это, что бы отпугнуть окончательно читателей от книги:

«Ніна Мацяш не прымае пазіцію людзей, якія тлумачаць адступленне ад спрадвечных законаў маралі эпохай, рэаліямі сучастнага жыцця і пачынаюць спавядаць тое, што заўсёды асуждалася чалавецтвам».

Что это за вечно недовольное Человечество, которое осуждает конкретных граждан, как оно это делает? — наверно, можно будет понять, прочитав книгу.

Вероятно, в сборнике собраны образцы поэзии, которые были интересны автору (Нина Мацяш умерла в конце 2008 года). Будут ли они интересны еще кому-то, покажут продажи.

Мікола Мішчанчук, заняв треть статьи пространными рассуждениями о прошлом, только после этого приступил к оригинальной концепции, которая выявилась сразу же, в названии талантливо написанной Ириной Шевляковой книжке (кніжкі-!) «Сапраўдныя хронікі Поўні». Говорили ж Миколе когда-то: «…Вы больш пра сябе пішаце…». Оказывается, он до сих пор не расстается с традицией. А что же это за «концепция» такая? Оказывается – «…час Поўні (вобраз-сімвал) у мастацтве слова надышоў. Разнавектарнасць слоўнага мастацтва на найноўшым этапе сталася грунтам разнавектарнасці сучаснай крытыкі». Не думаю, что в книге можно найти ответ на вопрос – что такое «разновекторность современной критики»?

Завершающие «аккорды» не оставляют шанса сомневающимся, несмотря на «неабарочныя дэфініцыі»:

«Некалькі неабарочныя дэфініцыі на асобых старонках не адыгрываюць дамінантную ролю ў зборніку, што рэцензуецца, не затемрываюць аўтарскія высновы.

Пасля ўсяго сказанага выснова напрошваецца сама сабою: у асобе Ірыны Шаўляковай мы маем крытыка, надзеленага талентам першапраходца-эрудыта, якому яшчэ да-лё-ка да Поўні, але які перадолеў маладзіковаю мяжу».

Полагаю, что Ирине следует пару раз похвалить в «ЛіМе» Миколу и он переведет ее в следующую фазу – вторую четверть, а то и в третью сразу. А мне интересно, что же там за «неабарочныя дэфініцыі» нашел рецензент, может они все же «затемрываюць аўтарскія высновы»?

Вот таких вот две «критические» статьи в стиле ветхих времен. Собственно – обыкновенные рекламные статьи.

От «ветхой» критики переходим к агрессивной. Агрессивная, это когда мало сказано о произведении и критиком обозначено к нему явно негативное отношение. Такая критика может сопровождаться следующим – «это вам не хухры-мухры!», «разве автор дает качество, туды его в качель!», все на «курсы молодых бойцов»! и т.п. Это я уже о законном недоумении Геннадия Авласенко по поводу критики Денисом Мартиновичем его фантастической повести «Переступив черту». Если бы я не читал (кстати, с удовольствием) эту повесть в «Нёмане», я бы, возможно, пропустил статью. Но, случай распорядился иначе.

Мне пришлось перечитать саму проблемную критику Дениса Мартиновича, на которую ссылается автор. Впечатление удручающее, откровенно говоря. Указывая на лидирующие позиции «Нёмана» среди государственных литературно-художественных журналов, Денис своей поверхностной и субъективной критикой, интересной во многих планах повести Г. Авласенко, никак не прибавляет авторитета журналу. Сам автор достаточно объективно разобрал претендующую на критику зарисовку Дениса Мартиновича. Я могу лишь добавить, поскольку внимательно прочел в свое время повесть, что Денис довольно бегло ознакомился с произведением. На это указывает автор и, кроме того, в конце разворачиваются самые значимые события, а о них «критик» ничего не говорит. Денис так же не увидел психологичности повести. Такую критику следует отнести к разряду «галопом по европам» или к заказной. Кроме того, не позволителен менторский тон, с которым «критик» поучает автора, как надо было описать отдельные эпизоды.

Следует отдать должное Алесю Бадаку, что дает возможность авторам (хоть и сокращенный вариант) как-то противостоять такой агрессивной, необоснованной критике.

Размещаю полностью статью Геннадия Авласенко. А его повесть «Переступив черту», несомненно, позитивное явление в белорусской фантастике и это отрицать трудно.

Александр Новиков - ЛитКритика.by - Белорусский литературный портал