Генадзь Аўласенка з тых пісьменнікаў, якіх не палохаюць ніякія крызісы — ні эканамічныя, ні духоўныя. Сельскі настаўнік, які многія гады выкладае біялогію ў розных школах Чэрвеньшчыны, ён яшчэ піша вершы, п’есы, апавяданні... І галоўнае — вельмі шмат піша для дзяцей. Творы Генадзя Аўласенкі часта друкуюцца — літаральна ва ўсіх дзіцячых газетах і часопісах краіны, ды і ў часопісах “Маладосць”, “Полымя”, у газеце “Літаратура і мастацтва”... (Кастусь Ладуцька "Адкуль прыходзяць казкі?")

...Дрыжачай рукой Алег выхапіў з кішэні цыліндрык і з уся сілы націснуў на кнопку. Ён ужо не спадзяваўся нават, што цыліндрык нейкім чынам спрацуе... але той, як гэта не дзіўна, спрацаваў і спрацаваў на славу. Хлопца, які толькі што трымаў Алега за каўнер, ужо не было побач. Яго, наогул, нідзе не было, ён проста знік, знік гэтак жа таямніча і незразумела, як і той незнаёмец сёння раніцай... ("Лепшы сродак самаабароны")

Критика в «ЛіМе»: ветхая и агрессивная

Вопрос – чем отличается критика от рецензии? – ранее задавался не из праздного интереса. Следует понимать, что понятие критика несколько шире, чем рецензия. Это следует хотя бы из их происхождения: критика — kritike (греч.) – искусство разбирать, судить; рецензия – recensio (лат.) – рассмотрение.

Раздел «Критика» в «ЛіМе» № 12 от 23 марта 2012 года представлен целым разворотом. Вере Ляшук отведена страница на описание предпочтений Нины Матяш, которая создала сборник «…І дзяліцца праўдай сваёй». Конечно, можно было обойтись, представляя и рекламируя этот сборник, тем абзацем, который выделен жирным шрифтом. Ну и приписать вот это, что бы отпугнуть окончательно читателей от книги:

«Ніна Мацяш не прымае пазіцію людзей, якія тлумачаць адступленне ад спрадвечных законаў маралі эпохай, рэаліямі сучастнага жыцця і пачынаюць спавядаць тое, што заўсёды асуждалася чалавецтвам».

Что это за вечно недовольное Человечество, которое осуждает конкретных граждан, как оно это делает? — наверно, можно будет понять, прочитав книгу.

Вероятно, в сборнике собраны образцы поэзии, которые были интересны автору (Нина Мацяш умерла в конце 2008 года). Будут ли они интересны еще кому-то, покажут продажи.

Мікола Мішчанчук, заняв треть статьи пространными рассуждениями о прошлом, только после этого приступил к оригинальной концепции, которая выявилась сразу же, в названии талантливо написанной Ириной Шевляковой книжке (кніжкі-!) «Сапраўдныя хронікі Поўні». Говорили ж Миколе когда-то: «…Вы больш пра сябе пішаце…». Оказывается, он до сих пор не расстается с традицией. А что же это за «концепция» такая? Оказывается – «…час Поўні (вобраз-сімвал) у мастацтве слова надышоў. Разнавектарнасць слоўнага мастацтва на найноўшым этапе сталася грунтам разнавектарнасці сучаснай крытыкі». Не думаю, что в книге можно найти ответ на вопрос – что такое «разновекторность современной критики»?

Завершающие «аккорды» не оставляют шанса сомневающимся, несмотря на «неабарочныя дэфініцыі»:

«Некалькі неабарочныя дэфініцыі на асобых старонках не адыгрываюць дамінантную ролю ў зборніку, што рэцензуецца, не затемрываюць аўтарскія высновы.

Пасля ўсяго сказанага выснова напрошваецца сама сабою: у асобе Ірыны Шаўляковай мы маем крытыка, надзеленага талентам першапраходца-эрудыта, якому яшчэ да-лё-ка да Поўні, але які перадолеў маладзіковаю мяжу».

Полагаю, что Ирине следует пару раз похвалить в «ЛіМе» Миколу и он переведет ее в следующую фазу – вторую четверть, а то и в третью сразу. А мне интересно, что же там за «неабарочныя дэфініцыі» нашел рецензент, может они все же «затемрываюць аўтарскія высновы»?

Вот таких вот две «критические» статьи в стиле ветхих времен. Собственно – обыкновенные рекламные статьи.

От «ветхой» критики переходим к агрессивной. Агрессивная, это когда мало сказано о произведении и критиком обозначено к нему явно негативное отношение. Такая критика может сопровождаться следующим – «это вам не хухры-мухры!», «разве автор дает качество, туды его в качель!», все на «курсы молодых бойцов»! и т.п. Это я уже о законном недоумении Геннадия Авласенко по поводу критики Денисом Мартиновичем его фантастической повести «Переступив черту». Если бы я не читал (кстати, с удовольствием) эту повесть в «Нёмане», я бы, возможно, пропустил статью. Но, случай распорядился иначе.

Мне пришлось перечитать саму проблемную критику Дениса Мартиновича, на которую ссылается автор. Впечатление удручающее, откровенно говоря. Указывая на лидирующие позиции «Нёмана» среди государственных литературно-художественных журналов, Денис своей поверхностной и субъективной критикой, интересной во многих планах повести Г. Авласенко, никак не прибавляет авторитета журналу. Сам автор достаточно объективно разобрал претендующую на критику зарисовку Дениса Мартиновича. Я могу лишь добавить, поскольку внимательно прочел в свое время повесть, что Денис довольно бегло ознакомился с произведением. На это указывает автор и, кроме того, в конце разворачиваются самые значимые события, а о них «критик» ничего не говорит. Денис так же не увидел психологичности повести. Такую критику следует отнести к разряду «галопом по европам» или к заказной. Кроме того, не позволителен менторский тон, с которым «критик» поучает автора, как надо было описать отдельные эпизоды.

Следует отдать должное Алесю Бадаку, что дает возможность авторам (хоть и сокращенный вариант) как-то противостоять такой агрессивной, необоснованной критике.

Размещаю полностью статью Геннадия Авласенко. А его повесть «Переступив черту», несомненно, позитивное явление в белорусской фантастике и это отрицать трудно.

Александр Новиков - ЛитКритика.by - Белорусский литературный портал