Генадзь Аўласенка з тых пісьменнікаў, якіх не палохаюць ніякія крызісы — ні эканамічныя, ні духоўныя. Сельскі настаўнік, які многія гады выкладае біялогію ў розных школах Чэрвеньшчыны, ён яшчэ піша вершы, п’есы, апавяданні... І галоўнае — вельмі шмат піша для дзяцей. Творы Генадзя Аўласенкі часта друкуюцца — літаральна ва ўсіх дзіцячых газетах і часопісах краіны, ды і ў часопісах “Маладосць”, “Полымя”, у газеце “Літаратура і мастацтва”... (Кастусь Ладуцька "Адкуль прыходзяць казкі?")

...Мужчына, усё гэтак жа нетаропка рушыў у глыб кватэры, па ўсяму бачна, добра яму знаёмай. Жанчына ішла следам і, здавалася, не зводзіла з яго свайго пяшчотна—ўсхваляванага позірку. Гэта было тым больш дзіўна і незразумела, што ніякай асаблівай прывабнасцю мужчына не вылучаўся. Больш таго, быў ён нейкім вельмі ўжо непрыгожым, з шырокім плоскім тварам, з рэдкімі цьмянымі валасамі, праз якія яскрава прасвечвалася ранняя лысіна... ("Закаханая")
hline

Паэтычныя творы на рускай мове

Песня
Над августовскими травами росными
Последние дни уходящего лета
На озере
Сон
Подснежники
Ничего не скажешь
На затылок сдвинута кепчонка
Плачет дождь за окном
Тусклый день за окном стихает
Читая старые письма
Антимир
Из апокалипсиса
Метеорит
Рябины, шальные рябины
Когда стрела, над миром воспаряя
Я видел: с неба падала звезда
Его вина Её вина
Мне кажется, что я когда—то жил…


Песня
— Я море! —
Сказало море,
Сердито волной плеснуло.
— Я солнце! —
Сказало солнце
И первым лучом блеснуло.
— Я утро! —
Сказало утро. -
Я вас от сна отрываю!
— Я песня! —
Сказала песня. -
Я новый день открываю!…
Я верю,
             что это было
(Пусть даже так не бывает),
И песня над миром билась,
Горячая и живая.
И море,
            тревожно пенясь,
Ей что-то в такт подпевало…
И песня над миром пелась
И новый день открывала!


Над августовскими травами росными
Над августовскими травами росными
Звёздные россыпи…
Будто костры из далёкого прошлого
В небо заброшены.


Последние дни уходящего лета
Прозрачность заката,
                                  тревожность рассвета,
Земля,
          белой пеной тумана одета…
Последние дни уходящего лета…
А где оно,
                  лето?
Печально всё это.
Печально
                и даже немножко тревожно,
Печально,
                но лето вернуть невозможно.
Большое,
              пушистое,
                               жаркое лето
Ушло,
           улетело,
                         запряталось где-то…
Ушло…
(Так уходят, когда разлюбили.)
Ушло…
(И тревожно ветра затрубили.)
Ушло…
(И вдали журавли закричали.)
Ушло…
(И дожди по земле застучали.)
Ушло…
А вначале,
В венке подвенечном,
Казалось,
                что будет оно бесконечным,
Казалось,
                 навечно вернулось тепло…
А лето ушло.


На озере
Сквозь леса камышинок ,
Сквозь золото жёлтых кувшинок
По стоячей воде,
                              вокруг на версту не души ,
Наша лодка,
                     бесшумно скользя,
                                                  всё спешила, спешила,
Всё куда-то спешила…
А мы…
А куда нам спешить?
Мы молчали.
А солнце вставало
                                 и с утренним блеском
Светлой рябью сбегало,
                                        скользило по краю волны…
Мы молчали.
Мы словно боялись хоть словом,
                                                        хоть всплеском,
Хоть движеньем
                                нарушить прозрачную синь тишины.
Мы молчали.
А лодка скользила,
                                туман разбивая,
И о чём-то так тихо
                                 шептался камыш за бортом…
Мы молчали.
Молчали,
                  на миг
                                в этот миг забывая,
Кто мы,
              где мы,
                             куда мы
И что с нами будет потом


Сон
Снилось мне: я иссяк…
                                 Так в жару иссякает родник! 
А к нему человек
                                 истомлённой душою приник!
Воспалённые веки,
                                пустая сума за спиной…
Он сюда,
               сквозь пустыню, 
                                           с безумной надеждой одной
Полз…
             Горячие ветры
                                        его заносили следы…

Как мечтал он,
                         наверно,
                                          о горсти холодной воды,
Как молил он,
                       чтоб с неба  
                                           пролились дождём облака…
Как он верил
                        в волшебную силу
                                                       того родника!
Снилось мне,
                       будто я уходил бесконечной прямой,
Но вонзались мне в спину
                                             глаза человека с сумой!
( Я не знаю откуда
                                он здесь у дороги возник?)
- Будь ты проклят, -
                                   хрипел он, 
- пустой пересохший родник!
-Будь ты проклят! –
                                   кричал он…
Так долго,
                 так страшно кричал…
Я проснулся…
Шёл дождь…
                     и в окно кулаками стучал…


Подснежники
Застыли осины
В густом полумраке,
Подснежники синие
Стынут в овраге,
Их солнце весеннее
По лесу рассеяло,
А небо из синего
Сделалось серое…
И падает снег…
И засыпало снегом
Подснежники
Рано упавшие с неба.


Ничего не скажешь
Ничего не скажешь,
Ни о чём не спросишь…
Два колечка свяжешь,
В чёрный омут бросишь…

Зазвенят колечки,
Встретившись с водою!
Заболят сердечки,
Встретившись с бедою!

Та беда не вечна…
Время быстро мчится!

Только двум колечкам
Век не разлучиться…


На затылок сдвинута кепчонка
На затылок сдвинута кепчонка,
Сигарета губы обожгла…
Самая красивая девчонка
Снова на свиданье не пришла!
Но, шагами меряя минуты,
Парень не уходит почему-то…
- Я уйду, а вдруг придёт она?…
                           Он влюблён,
Она не влюблена
Он об этом знает…
Всё равно
Будет ждать до самого рассвета…
А в кармане стынут два билета
На уже прошедшее кино.


Плачет дождь за окном
Плачет дождь за окном,
Как прощения просит…
Скоро осень
На нас свои сети набросит.
И опять
             над землёй полетит паутина,
И опять
            на мгновение ветры утихнут, 
И опять,
             как всегда в эту странную пору,  
Буду молча бродить
                                  по осеннему полю… 
И опять у меня
                         что-то в сердце разладится
(И зачем только люди
                                     придумали осень?)
В шумный век
                      электронов,
                                       нейтронов и лазеров
Плачет дождь за окном…
Как прощения просит.


Тусклый день за окном стихает
Тусклый день за окном стихает,
Чуть дрожит в тишине луна…
И тогда говорит стихами
Тишина.
Это всё она
Всех эпох прошедшие сроки
На одно мгновенье свела,
Чтоб упали живые строки
На бумажную гладь стола,
Чтоб дрожали земные нервы,
Как натянутая струна,
Чтобы быть не последним - первым
В этом мире,
                     где тишина!
Тишина говорит стихами,
Чуть смеётся луна в окне…
Не стихает,
                    не затихает
Эта боль…
Ну зачем она мне?!
Лист бумаги смертельно бледен
(Голубая птица без крыл),
А язык бесконечно беден
По сравнению с тем,
                                   что открыл…
Тишина говорит стихами…
Мне б услышать её стихи!
В тишине бурлят, не стихая,
Сотни тысяч земных стихий!
Так пожары сквозь ночь полыхают,
Так вонзается в море река…
Это боль внутри не стихает,
Это ночь говорит стихами,
Непридуманными пока.


Читая старые письма
Забытых писем откровенье…
Как позднее прикосновенье
К той памяти прошедших лет,
Которая была и нет…
Которая прошла и нет…
В которой всё
                          до боли сложно…
Так бабочка
                        летит на свет,
Летит,
           летит
                     уж столько лет!
Летит,
             а свет погас и нет…  
Забытых писем
                         отблеск ложный.


Антимир
Стала истина
                       пререкаема,
Вся почёркана,
                        вся исправлена…
Убивает Авель
                         брата Каина,
Катерина Медичи
                              отравлена!
Открывают индейцы
                                       Испанию,  
Шар земной
                      на трёх китах
и не вертится…
                          Антарктида
ощетинилась
                        пальмами,
Папе римскому
                          в Исуса не верится!
Стали милостыни
                              сплошь наказуемыми,
Верхом доблести –
                                ударить лежащего!
Подлежащие стали -
                                    сказуемыми,
А сказуемые –
                         лишь подлежащими!
Были в золоте,
                           стали бедными…
Академики –
                       неучёными…


Было чёрное,
                      стало белое!
Было белое,
                     стало чёрное!



Из апокалипсиса
Кошмарный сон?
Но это не во сне,
А наяву,
              невидимой отравой,
Звезда-полынь
                        упала по весне
На припятские
                       пойменные травы!
На теплоту
                   сиреневых ночей,
Огнём небесным
                           дьявольского дара…
И древняя земля
                          дреговичей
Вся содрогнулась
                            от её удара!


Метеорит
Метеорит!
Ему дано судьбой
Короткое мгновенье – быть собой!
Самим собою,
                         а не просто «быть»…
Звездою вспыхнуть,
                                  прошлое забыть,
Ночное небо светом озарить,
Влюблённым сто желаний подарить,
Холодный воздух теплотой согреть…
И смерть презреть…
И умереть…
Сгореть…
Или, упав, остаток жалких дней
Влачить среди камней, простых камней…
Ведь он метеорит, пока горит…
Какой он там, внизу, метеорит…


Рябины, шальные рябины
Рябины, шальные рябины
Зажглись над рекою…
Любила, потом разлюбила.
Бывает такое.
Бывает, что люди находят
Не то, что искали,
Бывает, что счастье уходит,
Стуча каблучками…
Порывы холодного ветра
Качают рябины.
И бродит всю ночь до рассвета
Уже нелюбимый!
И смотрит в полоску рассвета
Сухими глазами!
И плачет его сигарета
Огнями—слезами!
Любимый…
Уже нелюбимый…
А боль не стихает.

Рябины, шальные рябины
Огнём полыхают.


Когда стрела, над миром воспаряя
Когда стрела,
                      над миром воспаряя,
Закончит свой полёт,
                                такой короткий,
И чью—то грудь пронзит
                                            ещё живую,
И ощутит
                горячий запах крови…
Она поймёт
                    своё предназначенье!
Она поймёт
                    всю непосильность платы
За сладкий миг
                        обманутой свободы,
Поймёт,
                что каждое её движенье –
Лишь чья—то злая
                               и чужая воля…
Поймёт
            и закричит от жгучей боли…
И ничего
                   не сможет изменить.


Я видел: с неба падала звезда
Я видел:
                с неба падала звезда,
Скользя,
                 как лыжник,
                                     по крутому своду,
И, тихо зазвенев,
                               упала в воду,
И там,
            в воде,
                        осталась навсегда.
Я видел,
                 как она ещё всплывала
В последнем
                    и отчаянном рывке…
Как, отражаясь,
                           плыло по реке
Межзвёздное
                сплошное
                                   покрывало…
Но там
            одной звезды
                                    недоставало.


Его вина Её вина
Его вина!
 Её вина!
Два взгляда – лезвия кинжалов!
Он хлопнул дверью… а она
За ним, увы, не побежала.
Лишь опустилась на кровать
И веря,
              и ещё не веря…
К чему любить
                       и ревновать,
Что б напоследок
                           хлопнуть дверью!
К оконной раме подошла
И долго—долго вслед смотрела…
Потом кольцо с руки сняла…
Волнуясь, зеркало взяла
И вздрогнула:
Так постарела!
Рукой по коже провела,
Не разрыдалась,
                            зубы сжала…
И осознала: жизнь прошла!
Но вслед за ним не побежала.



Мне кажется, что я когда—то жил…
Мне кажется,
                      что я когда—то жил…
Вот так же осень над землёй плыла,
И ветер листья сонные кружил,
И ты со мной той осенью была.
Кружилась голова,
                                 как от вина,
От осени…
Всё было невпопад…
Вставала тишина…
Обнажена…
И мы с тобою шли
                             сквозь листопад.
А листопад
                      был яростен и скор,
И листья улетали в синеву…
И осень
                      тихо падала из пор
Осенних туч
                         на мокрую траву…
И даже звёзд
                        холодные огни
Срывались с неба,
                               догорев дотла…
И слишком быстро
                                пролетали дни…
И ты со мной
                       той осенью была!